vkontakte-e1380672743685    24183856_SA

Главная / Кыргызстан

Кыргызстан

kyr_flag

        Республика Кыргызстан      

           Форма правления. Кыргызстан в отличие от Казахстана парламентско-президентская республика. До 2005 года страной правил Аскар Акаевич Акаев – бывший президент академии наук Кыргызстана (в этом республика отличается от своих соседей по центрально-азиатскому региону, где к власти в годы независимости пришли не представители общественности, а те же функционеры КПСС, только сменившие названия партий и идеологию). С 2005 года в республике начинается череда революций и период политической нестабильности. Нынешний президент республики – Атамбаев Алмазбек Шаршенович (с 2011 года, сменил на этом посту Курманбека Бакиева, свергнутого апрельской революцией 2010 года), председатель социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК). Спикер парламента (Жогорку Кенеша) – Асилбек Шарипович Жээнбеков, член СДПК.

Имеется более 20 политических партий, в основном социалистической и демократической направленности. Кыргызстан – единственное государство в центрально-азиатском регионе, где оппозиция оказывает существенное влияние на власть. Принципиальных отличий в идеологических программах оппозиции и провластных партий почти нет (хотя оппозиционеры настроены более антироссийски и проамерикански, а также заигрывают с общественностью, используя идеи киргизского национализма). Костяк малочисленной «непримиримой» оппозиции составляют представители былой политической элиты (экс-депутат от парламентской фракции «Ата-Журт» Камчыбек Ташиев, экс-министр иностранных дел Аликбек Джекшенкулов, экс-мэр Оша Мелисбек Мырзакматов, наиболее яркая фигура среди них – экс-глава Госкомимукщества РК Равшан Жээнбеков); многих из них общественность и госорганы подозревают в финансовых махинациях. По мнению некоторых российских экспертов, оппозиционерами их сделали выпадение из «властной обоймы» и страх перед уголовной ответственностью. В 2013 году оппозиция предприняла попытку организовать «Движение Сопротивления» во главе с Омурбеком Суваналиевым с целью отстранить от власти президента Атамбаева, но этот политический проект оказался мертворожденным.

Существует узбекский сегмент оппозиции, отстаивающий интересы этнических узбеков, проживающих на территории Кыргызской Республики. Один из их лидеров – предприниматель, экс-депутат парламента Кадыржан Батыров, пострадавший и от режима Бакиева, и от пришедшего ему на смену режима Отумбаевой. Считает себя жертвой киргизских националистов. Обвинен властями Кыргызстана в разжигании межнациональной розни, покинул пределы страны и получил политическое убежище в Швеции. В официальной прессе Кыргызстана узбекские оппозиционеры обычно обвиняются в проведении «воли Ташкента» и в сепаратизме. Имеется в Кыргызстане и исламистская оппозиция. Титульный народ Кыргызстана - мусульмане-сунниты ханафитского мазхаба. До революции на территории республики существовали суфийские ордена. В советские годы в результате политики государственного атеизма значительное количество киргизов утеряли религиозность. Возрождение ислама пришлось на времена перестройки и независимости. В Кыргызстане наибольшей религиозностью отличаются жители юга республики, где всегда жили оседлые киргизы и узбеки, жители севера считаются в большей степени формальными мусульманами. Однако по мере углубления политической и экономической нестабильности ислам получает широкое распространение и на севере, причем, в наиболее радикальных формах. В Кыргызстане активно действует «Хизб-ут-Тахрир» и ряд других мусульманских организаций, признанных экстремистскими во многих странах. К 2010 году у исламистов Кыргызстана оформилось боевое крыло «Жайш-уль Махди». Исламисты пользуются поддержкой населения, около 50% населения (в основном представителей сельчан на юге республики) не против превращения Кыргызстана в исламское государство. Республика уже однажды испытала вторжение боевиков Исламского движения Узбекистана, политическая элита республики опасается возникновения таких движений и внутри страны. Спецслужбы и представители армии Кыргызстана признаются, что своими силами справиться с исламистской угрозой они не в состоянии (что подталкивает официальный Бишкек к военному союзу с Россией и Казахстаном).

Экономика. В отличие от России и Казахстана Кыргызстан обделен нефтью и газом. Однако на территории Кыргызстана есть месторождения золота, например, «Кумтор» (его национализации добивается оппозиция, в частности Омурбек Текебаев), запасы которого оцениваются в 5,5 тысяч тонн, что ставит Кыргызстан на 7 место в мире по запасам золота, а также запасы ртути, олова и вольфрама. В республике действует 17 ГЭС, которые в совокупности дают 2000 МВт энергии. Кыргызстан обладает богатейшими водными ресурсами и экспортирует воду для орошения в соседние Казахстан, Узбекистан и Таджикистан (что является причиной многочисленных конфликтов между этими республиками и Кыргызстаном). Развит туристический бизнес. Значительную сумму в бюджет республики (до 60 миллионов долларов США в год) выплачивали США за аренду авиабазы (затем Центра транзитных перевозок ВВС США) «Манас» (летом этого года американские военнослужащие должны покинуть «Манас»). Основа экономики Кыргызстана – аграрный сектор, главная ориентация которого – животноводство (овцеводство, коневодство, молочно-мясное скотоводство). Около 85% сельскохозяйственных угодий республики отдано на нужды животноводства. Экономика Кыргызстана импортозависима. В республику завозятся нефть, газ, пшеница, продукты питания, товары первой необходимости. Значительную долю в экспорте занимает золото, электроэнергия, гидроресурсы. 30% товарооборота с Кыргызстаном приходится на Россию. Основными инвесторами в экономику Кыргызстана являются Казахстан и Турция. Уровень бедности населения по данным 2008 года составлял 35% и не опускается до сих пор. Кыргызстан обладает большими трудовыми ресурсами: население республики постоянно растет: если в 1999 оно составляло примерно 4 миллиона 800 тысяч, то в 2013 – 5 миллионов 600 тысяч человек. Республика выступает поставщиком дешевой рабочей силы для Казахстана и России (только в Московской области работает 52 000 кыргызстанцев истолько же в Свердловской, Челябинской и Новосибирской областях). Перечисления денег от трудовых мигрантов, работающих в России, – важная статья дохода кыргызстанцев. Только в 2010 году они перечислили около 1 миллиарда долларов США в Кыргызстан. Объем денежных перечислений мигрантов составляет около 30% от ВВП Кыргызстана.            

Элиты и контрэлиты и их отношение к евразийской интеграции.  В этих условиях ориентация властей Кыргызстана на евразийскую интеграцию вполне предсказуема. Новые президент и правительство взяли на нее курс как только пришли к власти. При этом нет смысла рассматривать точки зрения власти и оппозиции по европейской интеграции по отдельности, как уже говорилось, Кыргызстан – единственное государство Центральной Азии, где политика формируется властью в диалоге с оппозицией (и в результате компромисса между кланами, скрытыми за политическими партиями, прежде всего, это кланы Севера и Юга республики). В 2011 году Кыргызстан, где произошла очередная смена власти, подал заявку на вступление в ЕврАзЭС и ТС, был принят в первую организацию и готовится к принятию во вторую. Эксперты предполагали, что это произойдет не раньше 2015 года, однако, возможно, процесс будет ускорен, уже в марте 2014 года планируется обсуждение «дорожной карты». 8 февраля с президентом КР Атамбаевым встречался В.В. Путин, а 11 февраля – Д.А. Медведев, возможно, разговор шел об ускорении вступления Кыргызстана в Таможенный Союз. Сейчас активно развиваются проекты, связанные с экономической интеграцией. Согласно утвержденной в республике «Стратегии устойчивого развития Кыргызстана на период 2013-2017», Россия будет в ближайшем будущем строить железную дорогу, которая должна соединить север и юг страны, а также участвовать в строительстве новой Камбар-Атинской ГЭС и Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Оба проекта направлены на восстановление экономики Кыргызстана. Однако российские специалисты замечают при этом, что в тексте «Стратегии», где фактически говорится об экономической интеграции с Россией, сам термин «евразийская интеграция» отсутствует, более того, говорится об опоре Кыргызстана на собственные силы, что абсурдно ввиду экономического коллапса в республике. Отсюда выдвигается предположение, в документе оставлена лазейка для того, чтобы сорвать интеграцию после окончания экономической помощи, что свидетельствует о наличие в руководстве Кыргызстана скрытого антироссийского и антиевразийского лобби. Как бы то ни было, это означает, что руководство современной Кыргызской Республики, как и Казахстана, готово далеко пойти по пути экономической евразийской интеграции, но не собирается лишаться даже части суверенитета и против интеграции политической. Политической интеграции также препятствуют сложные отношения между Киргизией и Таджикистаном, Узбекистаном и Казахстаном. Отчасти они связаны с борьбой за водные ресурсы («водные войны»), так как на территории Киргизии, являющейся горной страной, находится значительное количество водохранилищ, за пользование водой из которых Киргизия требуют платы. В связи с этим неоднократно случались конфликты на киргизо-таджикской границе. Что же касается Кыргызстана и Узбекистана, то их отношения омрачены еще со времен «Ошской резни» 1990 года, когда в результате межнационального киргизско-узбекского столкновения в г. Ош погибли по официальным данным 300 человек, по неофициальным – более 10 000. На всем протяжении постсоветского периода на границе Кыргызстана и Узбекистана происходят стычки с применением оружия и жертвами с двух сторон. Несколько раз страны стояли на пороге военного конфликта. Существует около 58 спорных участков границы. На территории Кыргызстана находятся узбекские анклавы Сох и Шахимардан, а на территории Узбекистана – киргизское село Барак и они также – постоянные причины разногласий между двумя государствами. Сложно представить в такой ситуации их политическую интеграцию в общее государство (даже конфедеративное) по доброй воле при господстве современных политических элит. Лучше в Кыргызстане обстоит дело с военным аспектом евразийской интеграции. Кыргызстан является членом ОДКБ с 1992 года. На территории Кыргызстана находится российская военная база, где размещена авиационная составляющая ОДКБ (10 самолетов и 14 вертолетов), регулярно проводятся совместные учения стран участниц ОДКБ. В 2013 году Россия передала Кыргызстану на развитие его вооруженных сил 1 миллиард долларов США. Заинтересованность официального Бишкека в сотрудничестве с Россией в военной области связана со стремлением создать кордон на пути трафика наркотиков из Афганистана, а также реальной угрозой со стороны вооруженных формирований исламистов, размещенных в том же Афганистане (в 1999 года Кыргызстан уже пережил проникновение на свою территорию боевиков Исламского движения Узбекистана). Наконец, культурная евразийская интеграция Кыргызстана в целом, как и в случае с Казахстаном, имеет хорошие перспективы. Русский язык является в Кыргызстане официальным согласно конституции. Большинство киргизов свободно им владеет (около одной пятой киргизов вообще говорит только на русском языке), что автоматически включает их в единое евразийское русскоязычное пространство, позволяя им понимать передачи российского ТВ и радиостанций, читать российскую прессу и т.д. Уровень толерантности в отношениях между русскими и киргизами высок (хотя весь период независимости наблюдается русская эмиграция из Кыргызстана, но пока в основном она была вызвана экономическими причинами). Вместе с тем в последние несколько лет ситуация стала медленно, но меняться. Последняя революция сопровождалась погромами и самозахватами земель, в ходе которых имели место и выступления против русских со стороны националистической киргизской молодежи. В среде титульной молодежи   (особенно на   бедном Юге) растет   популярность лозунга«Кыргызстан   для кыргызов». На юге    Кыргызстана из    уст высокопоставленных чиновников звучат призывы о переходе на государственный язык (об этом говорил губернатор Ошской области Сооронбай Жээнбеков). Правительство не реагирует на это должным образом, так как сильно зависит от электората, в котором по мере эмиграции русских и демографического взрыва среди киргизов все больше влияние националистической молодежи. В то же время правительство зависит и от финансовой и иной помощи из России – отсюда его желание вообще «замолчать» проблему.            

Оппозиционные общественные деятели – евразоскептики.  Практически все официальные партии Кыргызстана выступают за евразийскую интеграцию. Открытыми ее противниками являются отдельные оппозиционные общественные деятели – евразоскептики, представители «непримиримой» антиатамбаевской оппозиции. Среди них можно отметить Равшана Жээнбекова, Эдила Байсалова, Эльмиру Ногойбаеву и др. Рупором антиевразийских настроений оппозиции можно считать русскоязычный сайт «Gezetter.org». Приведем характерное рассуждение Эдила Байсалова с этого сайта: «От этого Таможенного союза нам нет ни копейки пользы. Только один вред: цены повысятся, уже не будем ездить пусть не на новых, но дешевых машинах «Ауди», «хозяева» заставят ездить на «Жигулях» в 5 раз дороже их. У нас нет ни одного завода, фабрики, чтобы отправлять им товары. Какой идиот поверит, что русские, которые не могут осчастливить свой народ, не строят там фабрик, а придут и построят нам?». Оппозиционеры резко и негативно отреагировали на присоединение Крыма к России. Они обвиняют режим Атамбаева, признавшего вместе с Казахстаном волеизъявление народа Крыма, в потворстве «империалистическим настроениям» России. Более того, они прогнозируют схожие действия России и по отношению к Кыргызстану, равно как и к другим государствам постсоветской Центральной Азии. Показательны слова председателя политической партии «Ак калпак» Улукбека Маматаева: «Если мы завтра не понравимся России, то кто может дать гарантии, что и у нас не реализуется сценарий, как на Украине, когда разделят надвое, на север и юг, поставят кричать другие нации: «Уважаемый господин Путин, помогите нам!», и устроят политический кризис, как на Украине? Ведь следующими на очереди по вступлению в Таможенный союз стоим мы, кыргызы». Безусловно, противниками интеграции Кыргызстана с Россией являются и исламистские группировки, которые, как и в соседних Узбекистане и Казахстане, мечтают о создании в Центральной Азии исламских государств. Как говорилось, эту идею уже поддерживает около 50% населения Кыргызстана.

Население и его отношение к евразийской интеграции. Население Кыргызстана составляет около 5 миллионов 777 тысяч жителей (на январь 2014 года). Три четверти территории республики занимают горы. Большая часть населения сосредоточена в предгорных долинах (Чуйской, Ферганской, Нарыне, Таласе) и в Иссык-Кульской котловине. Подавляющее большинство – 71, 1% составляют киргизы, которые проживают во всех регионах страны, в основном в сельских районах. 14, 3% составляют узбеки, которые компактно живут на юго-западе (Ферганская долина) близ границы с Узбекистаном. Остатки некогда мощной русской общины составляют от 6 до 8% населения, русские в основном живут в городах на севере республики. В Чуйской и Таласской областях – места компактного проживания казахов. 60% населения республики проживает в селах. Крупнейшие города – Бишкек (столица республики) в центре Чуйской долины, близ границы с Казахстаном (преимущественно населенный киргизами, но с большой – около 24% – русской общиной) и Ош («южная столица») в Ферганской долине. В Оше этнические узбеки (48% населения) преобладают над киргизами (43%). По опросу ВЦИОМ 2008 года, 74% жителей Кыргызстана назвали дружественной страной Россию, 57% – Казахстан, 34% – Узбекистан. 72% кыргызстанцев высказались за союз с Россией, 37% – за союз с Казахстаном. В 2012 году уже 90% кыргызстанцев назвали Россию дружественным государством. Угрозу для Кыргызстана представляют, по мнению 54% жителей этой республики, Афганистан и, по мнению 42% жителей, – США. 72% жителей Кыргызстана выступают за вступление их страны в Таможенный Союз. В то же время, по данным западных организаций, количество сторонников вступления Кыргызстан в Таможенный Союз в республике уменьшается.

Выводы. Кыргызстан, подобно Узбекистану, имеет благоприятные перспективы для экономической, военной и культурной евразийской интеграции. В реальной политической интеграции элиты, и тем более контрэлиты, Кыргызстана изначально не были заинтересованы, а события на Украине еще больше отдалили ее реализацию; однако исламистская угроза может сыграть здесь роль противовеса и подтолкнуть интеграцию и в этой сфере.  

Источник: Отношение к евразийской интеграции в государствах Центральной Азии: аналитический доклад / Р.И. Мурзагалеев, Р.Р. Вахитов, Д.Г. Михайличенко. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. – 74 с.