vkontakte-e1380672743685    24183856_SA

Главная / Публикации / Роль НАТО в обеспечении энергетической безопасности на Южном Кавказе

Роль НАТО в обеспечении энергетической безопасности на Южном Кавказе

       В последнее время энергетический фактор стал одним из самых значимых в международной политике. Известно, что Южный Кавказ богат своими углеводородами (в основном Азербайджан). Благодаря своему стратегическому расположению на стыке Европы и Азии этот регион играет ключевую роль в геополитических интересах таких региональных держав, как Россия, Турция, Иран и страны Запада (внерегиональные державы). Некоторые страны Южного Кавказа участвуют в проекте по формированию транспортно-энергетической инфраструктуры (Турция-Грузия-Азербайджан). Однако в последние годы НАТО стало проводить активную внешнюю политику  в отношении стран Южного Кавказа, что обуславливается принятием новой стратегической концепции НАТО где вопросы энергетической безопасности стали в один ряд с другими глобальными угрозами и вызовами безопасности. Возможное соперничество России с НАТОЛ за страны Южного Кавказа можно уже наблюдать в ближайшее время.            
     В статье также затронуты вопросы военно-политического сотрудничества НАТО со странами Южного Кавказа. Одним из ключевых для стратегических интересов НАТО в регионе является вопрос энергетической безопасности и беспрепятственного доступа и транспортировки углеводородов на рынки Европы.              Растущий глобальный спрос на энергоносители и борьба за пути их транспортировки на мировой рынок выводит вопросы энергобезопасности в один ряд с такими новыми вызовами и угрозами безопасности как терроризм, нераспространение ОМУ, нерешенные конфликты и т.д.              
     В сложившейся ситуации это все больше усугубляет беспокойство НАТО по поводу безопасного доступа к природным ресурсам. В последнее время мы часто слышим разговоры о роли НАТО в обеспечение энергобезопасности для стран членов Альянса и его партнеров, а также защите транзитных путей нефтегазовой системы.            
     Возможные перебои в поставках жизненно важных ресурсов для стран НАТО акцентирует ее внимание на регион Южного Кавказа откуда проходят нефтегазовые трубопроводы. Стремление НАТО вывести вопросы энергобезопасности в ряд с новыми вызовами и угрозами безопасности нашло свое отражение на Бухарестском саммите в апреле 2008 года, где был принят к сведению доклад «Роль НАТО в обеспечении энергетической безопасности», в котором были сформулированы руководящие принципы, варианты и рекомендации по будущим мероприятиям. Они были вновь утверждены на юбилейном 60-м саммите в апреле 2009 года в Страсбурге и Келе, а также вопросы энергетической безопасности стали одними из важных современных вызовов безопасности, которые были отражены в новой стратегической концепции НАТО на Лиссабонском саммите в ноябре 2010 года.            
     Одними из основных вызовов и угроз энергетической безопасности в регионе Южного Кавказа можно выделить следующие:
     · нерешенность конфликтов на территории стран Южного Кавказа вызывает опасение в стабильности поставок энергоресурсов на международные рынки;  
     · рост террористических угроз, борьба с киберпреступностью,  возможные атаки экстремистских группировок на инфраструктурные объекты;
     · ­отсутствие единой концепции восприятия подходов к энергетической безопасности в регионе;
     · напряжение вокруг неурегулированности сирийской проблемы, а также возрастание конфликтности между Западом и Ираном;
     · неурегулированность правового статуса Каспийского моря и растущая милитаризация в ее акватории прибрежными странами могут представлять потенциальную угрозу энергетической безопасности.            
     Для всех было бы интересен вопрос, какие бы действия (в том числе военные) мог бы предпринять Североатлантический союз в ответ на прекращение поставок энергоносителей.            
     Пока официальная позиция НАТО состоит из того что в их компетенцию входит пять направлений, по которым будет развиваться соответствующая деятельность Альянса в вопросах энергетической безопасности:
     · обмен между союзниками информацией и разведданными;
     · объединение информационных ресурсов «проекция стабильности»;
     · продвижение международной и региональной кооперации;
     · поддержка «ответственного менеджмента» (с точки зрения обеспечения бесперебойных поставок энергоносителей);
     · содействие защите жизненно важных объектов энергетической инфраструктуры.            
     Однако в последнее время усиливается давление США на своих союзников чтобы предпринимались более активные шаги по определению роли Североатлантического союза в условиях усиления вызовов глобального характера, связанных с нерешенными проблемами гарантированного обеспечения энергоресурсами. Одним из вариантов обеспечения энергобезопасности НАТО прорабатывает механизм совместного военного патрулирования транзитных нефтепроводов в государствах, которые готовятся вступить в Альянс.            
     Все чаще руководство НАТО прислушивается к различного рода инициативам американских политиков как например Р. Лугара который предлагает считать срыв энергопоставок основанием для использования самого жесткого механизма Вашингтонского договора – статьи 5 о коллективной обороне, приравнивающей агрессию по отношению к одному из членов НАТО к нападению на весь Альянс, хотя подобная интерпретация положений Договора пока не встречает понимания у остальных членов НАТО.            
     В НАТО также полагают, что на стратегический баланс в мире определенное влияние может оказать дальнейшее развитие Каспийского региона, причем ключевым вопросом является получение доступа к центральноазиатским ресурсам. Очевидно, что в новой стратегии Соединенных Штатов, рассматривающих Североатлантический союз в качестве инструмента для обеспечения собственных энергетических интересов, особое внимание обращается на такие страны, как Азербайджан, Грузия и Казахстан, с перспективой втягивания их в Альянс. В целом следует отметить определенное увязывание расширенческой повестки НАТО с проблематикой энергетической безопасности.            
      В целом пока нет полной ясности относительно перспектив расширения компетенции Альянса в области энергетической безопасности. Так например по мнению М.Рюле (начальник секции энергетической безопасности в Управлении новых вызовов безопасности НАТО) НАТО не является главным институтом в сфере энергетической безопасности но подметил что энергетическая безопасность тесно связана с военно-оперативными вопросами, экологией и более широкой ресурсной проблематикой. Также он добавил, что необходимо активизировать подключение к реализации натовской энергетической политики стран-партнеров по формуле «28+n», «поскольку именно их критически важные объекты инфраструктуры зачастую находятся в наиболее уязвимом положении».            
     Для НАТО энергобезопасность в последние годы стала в один ряд с такими вызовами и угрозами безопасности как киберпреступность  и терроризм, и поэтому транзитные пути проходящие через страны Южного Кавказа играет и будет играть в дальнейшем важную роль в системе энергобезопасности Европы. 
     Среди стран Южного Кавказа для НАТО важное значение уделяется Азербайджану и Грузии в обеспечение энергетической безопасности Европы.            
     Азербайджан проявляет большой интерес к интеграционным проектам в рамках НАТО. Азербайджан играет ключевую роль с точки зрения энергетической безопасности Европы. Необходимо также отметить, что стратегическое партнерство НАТО-Азербайджан четко нашло свое отражение в концепции национальной безопасности Азербайджана от 2007 г., где отмечается, что одной из целей внешней политики Азербайджана является интеграция с НАТО и построение с ней единой системы безопасности в Европе.            
     Однако официально Азербайджан не заявлял о вступление в члены НАТО и придерживается политики относительного нейтралитета к вступлению в военные союзы. Исключение наверно составляет военно-политический союз с Турцией по защите восточных границ Азербайджана (Нахчиванская автономная область) в случаи нападения третьей стороны.              
     В 2013 году в рамках «недели НАТО» в Баку было неоднократно отмечено, что сотрудничество НАТО-Азербайджан осуществляется на высоком уровне практически по всем направлениям вплоть от содействия в реформе вооруженных сил (под стандарты НАТО) в рамках индивидуального партнерства (IPAP) до совместных операциях с НАТО, в том числе и по содействию транспортировки грузов для контингента в Афганистан.            
     В последнее время между НАТО и Азербайджаном в центре внимания ведется дискуссия по созданию некого «зонта безопасности»  в случае угрозы энергетической инфраструктуры. Однако, это находит свое естественное препятствие в рамках обязательств по уставу.  Североатлантический Альянс продолжает оставаться активным консультантом в вопросах укрепления системы военной и энергетической безопасности Азербайджана.            
     Нельзя не отметить что беспокойство к энергетической инфраструктуре Азербайджана со стороны НАТО связано, также с нерешенностью нагорно-карабахского конфликта. В последнее время наблюдатели замечают рост напряженности в зоне конфликта, что не может не беспокоить потребителей Каспийских энергоресурсов в Европе.            
     Грузия присоединилась к программам НАТО в 1992 году и уже с тех пор активно продвигает идею вступления в ряды Североатлантического Альянса. Как и в Азербайджане в Грузии нет военных баз НАТО. Однако в этих республиках часто используются местные военные аэродромы для транзита военных сил в Афганистан.            
     Усилия Грузии присоединиться к НАТО началось с 2005 г. когда она активно начала участвовать в  Международных силах содействия безопасности (ISAF)в Афганистане. В рамках содействия интеграции Грузии в НАТО реализуется также программа по индивидуальному партнерству (IPAP).
     В 2008 г. была создана специальная «комиссия НАТО-Грузия» для реализации  «плана содействия по членству в НАТО» (МАР).  Однако после войны в Южной Осетии и Абхазии вопрос вступления Грузии в НАТО застопорился из-за отсутствия единства между членами НАТО, а также с образованием новой геополитической реальности после признания Россией Южной Осетии и Абхазии.           
     Армения уже в 1992 г. присоединилась к Совету североатлантического сотрудничества, который к 1997 г. был уже переименован в Совет евроатлантического партнерства (СЕАП) С 2003 г Армения несмотря что она не является членом НАТО она активно участвует в миротворческих операциях совместно с НАТО в таких регионах как Косово, Ирак, Афганистан.            
     Также Армения в рамках «плана действий по индивидуальному партнерству» (IPAP) с НАТО предусматривает осуществление стратегического пересмотра обороны Армении, в рамках которого был разработан среднесрочный план развития Вооруженных сил Армении на 2011-2015 годы.            
     Армения намерена в дальнейшем активизировать практическое и политическое сотрудничество с НАТО с целью большего сближения с альянсом, вместе с тем, по заявлению высшего руководства страны, Ереван не ставит целью своей внешней политики членство в Североатлантическом союзе. Армения является постоянным членом «Организации договора коллективной безопасности» (ОДКБ) и рассматривает российское военно-политическое присутствие на своей территории как гарантию безопасности. Тем не менее, все более сильное вовлечение Еревана в деятельность Североатлантического союза не может не беспокоить Москву. В настоящее время Армения пытается маневрировать между двумя системами безопасности - НАТО и ОДКБ.
     Таким образом, можно отметить, что активизация политики НАТО в на Южном Кавказе в последние годы стало, связано с ратушей потребностью в энергоресурсах на мировом рынке, а в частности в Европейских странах, что выводит вопросы энергобезопасности в один ряд  с такими угрозами как борьба с терроризмом, киберпреступностью, предотвращение распространения ОМУ, и тд.            
     Как нам представляется, обстановка на Южном Кавказе продолжает оставаться непредсказуемой. Несмотря на прошедшие в текущем году президентские выборы, позиции руководства Азербайджана, Армении и Грузии в отношении урегулирования региональных конфликтов не претерпели позитивных изменений.  Гонка вооружений (особенно между Баку и Ереваном) продолжается, воинственные заявления с обеих сторон подкрепляются перестрелкой на линии прекращения огня и различного рода угрозами. Соблазн начать военные действия весьма велик и практически зависит лишь от мудрости и дальновидности правящих элит, но предсказать, как долго будет продолжаться этот период, невозможно.            
     В этих условиях, как нам представляется, первоочередной задачей России является более активное подключение к вопросам мирного урегулирования (между Арменией и Азербайджаном, в первую очередь), а также поиск адекватного компромисса с Грузией. Затягивание конфликтной ситуации лишь будет способствовать усилению позиций натовских структур в регионе и дальнейшему вытеснению России.

Константин Сафронов

Эльнур Мехдиев