vkontakte-e1380672743685    24183856_SA

Главная / Таджикистан

Таджикистан

Tajikistan

            Республика Таджикистан              

   Форма правления. Постсоветская история Таджикистана одна из самых сложных и трагичных на постсоветском пространстве. С 1992 по 1997 гг. Таджикистан находился в состоянии гражданской войны между бывшей коммунистической номенклатурой и связанными с ней силами МВД и КГБ Таджикской ССР (Народный фронт Таджикистана или «неокоммунисты»), попытавшимися сохранить власть после распада СССР, и объединенной националистически-демократической и исламистской позицией (Партия исламского Возрождения и Демократическая партия Таджикистана или «демоисламистами»). За борьбой партий стояло столкновение кланов: неокоммунисты в основном состояли из представителей ленинабадского и кулябского кланов (выходцы из Ленинабадской и Кулябской областей), демоисламисты – из бадашшанцев или памирцев, гиссарцев, и гармцев или каретигинцев (выходцы из Горно-Бадашханской области, Гиссаркского района и поселка Гарм – центра исторического Каретигина). До объявления независимости в Таджикской СССР ленинабадцы были партийными руководителями, кулябцы занимали высшие должности в силовых ведомствах, памирцы занимали средние должности в силовых ведомствах, каретигинцы контролировали торговлю (что отразилось в поговорке: «Ленинабад управляет, Куляб охраняет, Памир танцует, Каретигин торгует»). В ситуации нестабильности после распада СССР «низшие» кланы (памирцы, гиссарцы и каретигирцы) попытались повысить свой статус, а «высшие» (ленинабадцы и кулябцы), наоборот, вытеснить «низших» из всех социальных сфер и полностью захватить власть. Это и стало реальной причиной войны.

Некоторое время страна была расколота на две части. На стороне Народного фронта выступил Узбекистан, который не был заинтересован в появлении исламистского государства у своих границ. Россия занимала позицию невмешательства в конфликт (в группе пограничных войск в Таджикистане, размещенной на таджикско-афганской границе с 1992 по 2005 гг. находили убежище лидеры и той и другой стороны, и мирные жители, бежавшие от погромов) и активно занималась миротворческой деятельностью (хотя симпатии ельцинского руководства были на стороне близких ему по социальному происхождению неокоммунистов). В 1992 году было заключено мирное соглашение, приведшее к власти Эмомали Рахмона (Рахмонова), но вскоре война разгорелась с новой силой. Только соглашение 1996 года, подписанное в Москве между лидером Народного фронта Эмомали Рахмоном и Объединенной оппозицией Саидом Абдулло Нури покончило с войной. Оппозиция вошла в правительство, часть ее вооруженных формирований влилась в таджикскую армию. В 1997 году было подписано окончательное соглашение (этот день считается днем национального примирения), но отдельные отряды оппозиции продолжали действовать еще до 2009 года, а противники Рахмона пытались поднимать военные мятежи до 2011. Война нанесла огромный ущерб стране. По разным данным 60 000 человек погибло и пропало без вести. Около 250 000 бежало из страны в Афганистан и страны СНГ. Страну покинуло практически все русскоязычное население (осталось лишь 3% от многочисленной некогда русской диаспоры). Стране нанесен ущерб на 10 миллиардов долларов. Таджикистан превратился в беднейшую страну мира. Нынешняя политическая система Таджикистана – результат договора 1997 года.

Таджикистан – президентская республика, которую возглавляет с 1994 года по сей день Эмамоли Рахмон – выходец из кулябского клана, один из руководителей неокоммунистов (Народного фронта). Ему удалось отодвинуть от власти лидеров внесистемной оппозиции, внести поправки в конституцию, увеличивающие власть президента. Существует парламент (Высшее собрание), состоящий из двух палат – палаты представителей и национального совета. В парламенте по итогам выборов 2010 года представлены пять партий – Народно-демократическая, Партия исламского Возрождения Таджикистана, Коммунистическая партия, Партия экономических реформ и Аграрная партия. Абсолютным большинством обладает народно-демократическая партия (НДПТ) – 70, 6%. НДПТ – правящая партия, поддерживающая президента Рахмона. Присутствует и оппозиционная партия – Партия Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) – единственная легально существующая исламистская партия на территории Центральной Азии. Лидер – Мухиддин Кадири. Вхождение ее в парламент стало компромиссом, достигнутым на переговорах о мире 1997 года. Однако со временем ее влияние стало падать, особенно после 2003 года, когда партия выступила против поправок в Конституцию, обеспечивающих Рахмону новый срок, а власть ответила преследованиями активистов ПИВТ (в частности арестом заместителя Саида Абдулло Нури — Шамсуддина Шамсуддинова). В настоящее время партия представляет собой «системную оппозицию». Она подвергает критике президента Рахмона, но при этом не выставила свою кандидатуру против Рахмона в 2006 и признала выборы в парламент 2010 года, которые сама же назвала фальсификацией. На следующих выборах ПИВТ выставила в качестве своей кандидатуры О. Бобоназарову, что было явно неудачным ходом. Эксперты прогнозируют, что в будущем отношения между ПИВТ и президентом Рахмоном и его режимом будут ухудшаться. Третья по значению в парламенте – Коммунистическая партия Таджикистана, входящая в СКП-КПСС и провозглашающая возврат к Таджикской ССР, настроена к президенту еще менее критически; отвергая капитализм в целом, тем не менее, она поддерживает президента Рахмона в тех инициативах, которые не противоречат программе КПТ. Так, в предвыборной платформе КПТ 2005 года говорилось, что партия: «действуя в рамках Конституции Республики Таджикистан, поддерживает меры, осуществляемые Правительством Республики Таджикистан по социальной защите населения, развитию энергетики и коммуникационных отраслей, созданию благоприятных условий для мирного труда людей, углублению экономической интеграции с Россией и другими странами Содружества Независимых Государств». С критикой президента выступает Социал-демократическая партия (лидер Рахматулло Заиров) и правозащитники (наиболее известная – Ойнихол Бобоназарова), но их влияние невелико, хотя влияние социал-демократа Заирова растет и оппозиция обвиняет ПИВТ в том, что она помешала ему выступить в качестве единого кандидата от оппозиции. последнее время было предпринято несколько попыток возродить несистемную оппозицию. За границей бизнесмен Куватов создал оппозиционную группу «24», но по просьбе властей Таджикистана он был задержан в Дубае и выпущен, вероятно, в обмен на обещание отказа от оппозиционной деятельности. Внутри страны бывший министр  промышленности Зайд Саидов попытался создать партию «Новый Таджикистан», но был арестован.

Экономика. Таджикистан беднейшее государство региона. ВВП страны на 131 месте в мире (2010 г.), внешний долг составляет более 35% к ВВП. Основа экономики – сельское хозяйство, производство алюминия, производство электроэнергии. Государство контролирует две главных статьи экспорта республики - алюминий и производимую ГЭС электроэнергию. В     сельском хозяйстве занято более 60% населения. Важнейшую роль играет хлопководство. Еще в начале 2000-х около 80% таджикского хлопка сдавали колхозы и госхозы, к сбору хлопка активно привлекались школьники. С   2005 года в сельском хозяйстве начата приватизация. Около 90% производимого в стране хлопкового волокна экспортируется. Главный промышленный объект республики – алюминиевый завод в г. Турсун-Задэ. Он производит более 300 000 тонн алюминия в год. Его продукция экспортируется в основном в Нидерланды и Турцию и составляет более половины экспорта страны.             Таджикистан по оценкам специалистов «принадлежит к одной из самых обеспеченных гидроресурсами стран мира (восьмое место по абсолютным запасам, 300 млрд. квт.ч. в год)». Действуют 5 ГЭС, крупнейшая – Нурекская на реке Вахш. Имеется две крупные ТЭС. По данным 2011 года производство электроэнергии в Таджикистане составляло «14,2 млрд. квт.ч. (2001)». Электроэнергия экспортируется соседям по региону (прежде всего, Узбекистану). В 2005 году было заключено соглашение с Россией и Ираном о строительстве Сангтудинской ГЭС. Для строительства было создано совместное предприятие, в уставном капитале которого доля российских компаний составляла 75%. Россия вложила в строительство 16 миллиардов рублей. В 2009 году ГЭС была построена и введена в эксплуатацию. Сангтудинская ГЭС обеспечивает 15% совокупной выработки электроэнергии в Таджикистане. Строительство Рогунской ГЭС было сорвано российской компанией Русал. Кроме того, против него резко возражает Узбекистан, который опасается, что из-за этого строительства обмелеет Амударья, что нанесет удар по хлопководству в Узбекистане. Республика в основном продает за рубеж сырье – хлопок, алюминий, электричество, и закупает из-за рубежа нефть, машины, оборудование, ширпотреб и продукты питания. Основные страны, куда поставляется экспорт – Нидерланды, Турция, Швейцария, Латвия, Узбекистан (на Россию приходится лишь 7% экспорта). Основные страны, откуда осуществляется импорт – Россия, Китай, Узбекистан, Казахстан. В начале 2000-х на первом месте была Россия (20%), теперь – Узбекистан (28%). Таджикистан, как и другие государства региона, переживает демографический взрыв. По оценкам начала 2000-х гг. неполная и полная безработица в Таджикистане составляла 40%. Более 1 миллиона таджикистанцев работают в качестве гастарбайтеров за рубежом, большинство – в России. Экономика станы полностью зависит от перечислений денежных средств трудовых мигрантов. Примерно в год они пересылают на Родину до 1 миллиарда долларов (более 60% ВВП страны).            

Элиты  и  контрэлиты  и  их  отношение  к  евразийской  интеграции. Рассмотрим отношение официального Душанбе и системной оппозиции к вопросу евразийской интеграции Таджикистана. Официальный Душанбе участвует во всех интеграционных инициативах России и Казахстана. Таджикистан – член ЕврАзЭС с основания этой организации в 2001 году, кандидат в члены Таможенного Союза (с 2012 года). Экономическими основаниями евразийской ориентации Таджикистана является кризисное состояние его хозяйства. Оно сильно зависит от финансовых инвестиций из России (уже вложено до 4 миллиардов долларов). Эксперты отмечают: «Таджикистан – главный поставщик трудовых мигрантов в нашу страну. 60% ВВП этой беднейшей среднеазиатской страны составляют заработанные мигрантами средства. Ежегодно таджикские гастарбайтеры вывозят из России до одного миллиарда долларов. Число граждан Таджикистана, занимающихся на территории России трудовой деятельностью, достигло миллиона человек». Добавим, что 1 миллион человек составляет 1/7 от всего населения Таджикистана. Не так давно мигранты даже пытались создать свою политическую партию, но попытка была неудачной. Зависимость экономики Таджикистана от мигрантов, работающих в России, тоже подталкивает руководство республики к экономической евразийской интеграции. Вместе с тем в 2013 году (после более чем 11 лет переговоров) Таджикистан стал членом ВТО, и это членство оговорено условиями, которые будут препятствовать вступлению этой республики в Таможенный Союз. Это не говоря уже о том, что ряд экспертов рассматривает вступление Таджикистана в ВТО как антиевразийский выбор руководства республики, тем более что из уст министра иностранных дел республики Хамрохона Зарифи прозвучали слова о предпочтительности ВТО перед ТС для Таджикистана. Военная интеграция также на очень высоком уровне. Таджикистан – член ОДКБ с 1992 года, активно сотрудничающий с этой организацией. В Таджикистане размещена 201 военная база Вооруженных сил РФ (в городах Душанбе, Куляб, Курган-Тюбе). Соглашение о пребывании базы заключено до 2042 года. Кроме того в Таджикистане размещен Оптико-электронный комплекс «Окно» («Нурек») системы контроля космического пространства (СККП), входящий в состав войск воздушно-космической обороны РФ. Россия оказывает Таджикистану военную помощь. Вместе с тем Душанбе выступил против возвращения в республику группы пограничных войск России, которая охраняла таджикско-афгансую границу до 2005 года (такое предложение поступило от России после вывода американских войск из Афганистана), мотивируя это тем, что Таджикистан сам справится с охраной границы. Вместе с тем стало известно, что Таджикистан принимает военную помощь от США и взаимодействует с американским спецназом в борьбе с наркокурьерами, переходящими границу. Это позволяет говорить об ослаблении темпов военной интеграции. Культурная интеграция Таджикистана в евразийское русскоязычное пространство тоже на довольно высоком уровне. Русский язык имеет статус языка межнационального общения, до последнего времени он использовался в делопроизводстве наравне с государственным таджикским. Хотя русская диаспора почти исчезла, уровень владения русским языком среди населения (таджиков и узбеков) высокий. В стране работает 166 школ с обучением на русском языке. В таджикских школах преподается русский язык как иностранный, проводятся регулярные дни русского языка. В вузах имеются русские отделения, ряд специальностей преподается на русском языке. Все диссертации на соискание ученых степеней защищаются в Таджикистане на русском языке и утверждаются ВАК России. В Душанбе действует филиал МГУ им. Ломоносова с обучением на русском языке, Таджикско-русский (славянский) университет, находящийся в совместном ведении Таджикистана и России, где преподавание также ведется на русском. Во время недавнего визита в Таджикистан главы Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко Душанбе запросил у России 4 000 учителей русского языка для преподавания в таджикских школах (возможно, «вахтовым методом»), а также учебники русского языка. Просьба встретила понимание со стороны представителя российского государства. В Таджикистане вещает российский телеканал РТР-Планета (с перерывом в 2009-2010 гг.), радиостанция «Голос России», передачи на русском языке есть на государственных теле- и радиоканалах (до 10% эфирного времени), из 250 печатных СМИ четверть русскоязычные. Хотя не хватает специалистов, в должной мере владеющих русским языком, рейтинги русскоязычных СМИ высокие. До 90% жителей желают получать информацию на русском языке, так как заинтересованы в его знании, из-за стремления работать в России; вместе с тем уровень знания языка снижается; таджикские эксперты объясняют это постоянным оттоком русскоязычных таджиков в Россию. К политической евразийской интеграции руководство Таджикистана не готово, как и в других республиках Центральной Азии, оно не желает делиться хотя бы частью суверенитета. Такова позиция официального Душанбе. Хотя оппозиция критикует все аспекты политики Рахмона, в том числе и внешнюю политику, громких заявлений об ошибочности курса евразийской интеграции, которые слышны от оппозиционеров в Казахстане, в Таджикистане практически нет. Деятели оппозиции понимают, что в условиях тяжелейшего экономического кризиса и зависимости от России такие демарши неуместны. Недавние события на Украине не изменили позиции официального Душанбе, который, как отмечают эксперты, вероятно, революции боится больше территориальных претензий России. Руководство Таджикистана не только поддержало Россию в крымском вопросе, но и блокировало вещание радио «Свобода» на территорию республики, так как это радио предлагало альтернативную антироссийскую версию событий.

Население и его отношение к евразийской интеграции. В Таджикистане проживает 7 миллионов 616 тысяч человек (по данным 2011 года). Таджики составляют более 84% населения, вторая по численности этническая община – узбеки – около 14%, третья – киргизы – около 1%. Количество русских ничтожно мало – 0, 46%. (данные 2010 года). В городах проживает всего лишь 26, 5% жителей республики. Около 1 миллиона граждан республики приняли российское гражданство (среди них – 80% – этнические таджики). По данным опроса ВЦИОМ 2008 года 89% граждан Таджикистана наиболее дружественным их стране государством назвали Россию, 61% - Казахстан, 44% – Кыргызстан, 40% – Узбекистан. 73% жителей Таджикистана стремились к союзу с Россией, 45% - с Казахстаном.

Выводы. Таджикистан наряду с Казахстаном и Кыргызстаном имеет наиболее благоприятные перспективы для евразийской интеграции. Во всех сферах евразийской интеграции, кроме политической, идет активная работа.  

Источник: Отношение к евразийской интеграции в государствах Центральной Азии: аналитический доклад / Р.И. Мурзагалеев, Р.Р. Вахитов, Д.Г. Михайличенко. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. – 74 с.