vkontakte-e1380672743685    24183856_SA

Главная / Туркменистан

Туркменистан

f_turkmenistan

            Республика Туркменистан              

   Форма правления.

Туркменистан самое закрытое государство центрально-азиатского пространства. Сведений о том, что происходило в нем после объявления независимости и происходит сейчас, не так много, к тому же достоверность большинства из этих сведений может быть поставлена под сомнение: сведения из официальных источников подвергнуты сильному идеологическому искажению. Неофициальные источники практически отсутствуют, оппозиция вытеснена из Туркмении в эмиграцию и ее сведения – это непроверенная информация из вторых рук, организации гражданского общества, если и существуют внутри Туркмении, за пределы страны передать информацию не могут.

После распада СССР в Туркмении пришел к власти бывший секретарь ЦК Компартии Туркмении Сапармурат Атаевич Ниязов, который был объявлен пожизненным президентом, главой всех туркмен мира (Туркменбаши) с официальными титулами Вождя (Сердар) Вечно Великого. Туркменбаши, по общему признанию зарубежных и российских экспертов, создал одну из самых жестоких диктатур с культом собственной личности, выглядящими одиозно даже на фоне не самых демократических режимов Центральной Азии (существует, правда, и иная точка зрения утверждающая, что авторитаризм режима в Туркмении преувеличен). Несмотря на то, что формально республика оставалась демократическим государством с парламентом, куда депутаты избирались в одномандатных округах, и правящей партией (Демократическая партия Туркменистана, бывшая Компартия Туркменской ССР), фактически, Туркмения была и остается диктаторским режимом с почти полным отсутствием оппозиции и гражданского общества внутри страны. Независимых СМИ не существует, пользование Интернетом ограничено (на весь Ашхабад есть два Интернет-кафе, которые открылись лишь после смерти Туркменбаши, «ютуб», «фейсбук» и «лайвджорнал» заблокированы) и контролируется государством, сотовая связь тоже ограничена.

Туркменбаши жестоко расправлялся с представителями политической элиты Туркмении, обвиняя их в измене, подготовке покушений на себя, а также в коррупции; подавлялась и свобода прессы. Бесконтрольность власти позволяла Туркменбаши проводить самые эксцентричные реформы (вроде отмены европейского календаря, запрета бород и усов, закрытия библиотек, сокращения времени учебы в вузе и т.п.).

В 2006 году Турменбаши умер (по другим данный был тайно убит ближайшим окружением). К власти пришел нынешний президент Гурбангулы Мяликгулыевич Бердымухамедов (получивший официальный титул «Аркадаг» – покровитель), который отменил самые одиозные нововведения Туркменбаши (вернул европейский календарь, открыл библиотеки, увеличил обучения в школах до 10 лет, а в вузах до 5 и т.д.). Кроме того, по его желанию была учреждена вторая партия – партия промышленников и предпринимателей Туркменистана. Сам Бердымухамедов приостановил свое членство в правящей партии на время президентства. Он также пригласил для участия в парламентских выборах 2013 года оппозиционеров-политэмигрантов, но никто из них не вернулся в Туркмению, где на них до сих пор заведены уголовные дела.

15 декабря 2013 года в Туркменистане, впервые со времени объявления независимости, прошли альтернативные выборы, на которых присутствовало более 2,5 тысяч наблюдателей из Евросоюза, СНГ и ОБСЕ. Правящая Демократическая партия выдвинула 99 кандидатов, партия промышленников и предпринимателей – 21 кандидата, остальные кандидаты были от общественных организаций или от инициативных групп граждан. Обе партии выступили с поддержкой действующего президента, но первая делала в своей программе упор на политическую демократизацию, а вторая – на развитие рыночных отношений94. В итоге Демократическая партия получила 47 мест в парламенте, партия промышленников и предпринимателей – 14. Кроме того, в парламенте получили представительство Союз женщин Туркменистана, Молодежная организация Туркменистана имени Махтумкули и организация профсоюзов Туркменистана. Наблюдатели признали выборы соответствующими демократическим нормам. Однако, несмотря на внешние косметические изменения, суть режима осталась той же (культ Туркменбаши тоже сохранился, но в более мягком варианте).

Экономика. Экономической базой режима Ниязова и его преемника была и остается продажа природного сырья, прежде всего газа, за рубеж (в Украину, страны ЕС, Китай, Иран, Афганистан, Индию). Туркмения четвертая страна в мире по запасам газа. По оценке британской компании Gaffney, Cline & Associates: «Запасы газа и нефти в Туркмении, по уточненным данным, составляют более 71,21 миллиарда тонн условного топлива», точнее, более 44 триллионов кубометров газа (доказанные запасы – 25 триллионов кубометров) и около 9 миллиарда тонн нефти. Для сравнения, российская компания «Газпром» располагает лишь около 19 триллионами кубометров газа. 83% экспорта Туркмении приходится на энергоносители, доходы от этого принадлежат политической верхушке, народонаселение существует в основном за счет сельского хозяйства (хотя в стране есть и промышленные предприятия). Туркменский газ поставляется в Европу через территорию Казахстана, России и Украины, причем Россия покупает газ у Туркмении, а затем перепродает его странам Евросоюза. До российско-туркменского кризиса 2009 года (когда «Газпром» перекрыл трубу после заявления Ашхабада о нежелании снижать цену за газ, и Туркмения прекратила поставку газа в Россию) Россия закупала у Туркменистана 40 миллиардов кубометров газа в год. В 2010 году, когда отношения между Туркменией и Газпромом, разорванные в 2009, возобновились, Москва стала закупать лишь 12 миллиардов кубометров в год. В этих условиях Туркменистан частично стал также продавать газ Китаю (мощность трубопровода – 30-40 миллиардов кубометров в год) и Ирану (мощность 10 миллиардов кубометров в год). Туркменистан участвовал и в проекте «Наббуко», целью которого было пустить центрально-азиатский и каспийский (туркменский, узбекский и азербайджанский) газ в обход России – через территорию Грузии, Турции, Болгарии, Румынии, Венгрии в Австрию, Чехию и Германию. После того как в 2013 году было объявлено о прекращении работ по строительству «Наббуко» из-за нецелесообразности проекта, Туркмения приняла участие в аналогичном проекте «Трансадриатический газопровод». Туркмения – 97 экономика мира по объему ВВП по данным 2012 года (после Уганды и перед Мосау). Средняя зарплата – по разным сведениям от 20 до 100 долларов США (при этом далеко не все жители имеют работу, они вынуждены кормиться натуральным хозяйством). Вместе с тем, в городах (особенно в Ашхабаде) широкие социальные льготы – электричество, газ, вода подаются бесплатно, за коммунальные услуги и общественный транспорт – плата символическая. Цены на продукты также значительно ниже российских. Это позволяет говорить некоторым экспертам о социальном контракте между режимом и народом: социальные льготы в обмен на свободу, что объясняет отсутствие протестов. Сотни тысяч туркмен находятся в качестве гастарбайтеров в Турции, России и ОАЭ. В то же время деньги, вырученные за экспорт газа, по утверждениям немецких СМИ, в бюджет республики не поступали, Туркменбаши и его приближенные держали их в «Дойчебанке».            

Элиты  и  контрэлиты  и  их  отношение  к  евразийской  интеграции. Обратимся теперь к отношению к евразийской интеграции в Туркмении. Официальный Ашхабад настроен к ней отрицательно. В 1995 году Туркмения провозгласила нейтралитет (неучастие в военных блоках), который был поддержан особой резолюцией ООН (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 50/80). Соответственно Туркмения не может быть и не является членом ОДКБ и военная интеграция со странами Евразии исключается. О политической интеграции также речи не идет – официальной идеологией постсоветской Туркмении является туркменский национализм. Туркменская письменность переведена с кириллицы на латиницу, так что образованные туркмены не могут прочитать литературу, которая издавалась на их языке в советской Туркмении. Пребывание страны в составе СССР рассматривается этой идеологией как русская оккупация, а одним из трех столпов современного общества признается независимость (два других – вечный нейтралитет и «Рухнама» – книга, написанная Ниязовым и окруженная в Туркмении почти религиозным почитанием). В учебниках истории, выпущенных во времена Туркменбаши, говорилось о том, что пребывание Туркмении в составе СССР привело к регрессу туркменской нации. Более того, экономическая интеграция бывших советских республик также не привлекает Туркмению (хотя товарооборот с Россией все же достаточно велик). Туркменистан не входит ни в ЕврАзЭС, ни даже в число стран-наблюдателей, ни в Таможенный союз. Более того, Туркменистан традиционно ведет антироссийскую политику, при Туркменбаши он принимал активное участие в реализации проекта «Набукко» (дабы пустить туркменский газ в Украину и Евросоюз, минуя Россию), при президенте Бердымухамедове в 2011 году Туркменистан снова подтвердил свое намерение участвовать в проекте «Южный экономический коридор». Наконец, культурная интеграция осложнена тем, что в Туркмении один государственный язык – туркменский, русский язык лишен всякого официального статуса (в 1989 году в ТССР он был признан языком межнационального общения, но после объявления независимости этого статуса его лишили), хотя им и владеет значительное количество туркмен, особенно в городах. Тем не менее, для того, чтобы получить государственную должность нужно знать туркменский язык. Русскоязычные телеканалы и радиостанции в Туркмении не принимаются, 1990 году была запрещена трансляция российских каналов, в 2004 году было прекращено транслирование последней русскоязычной радиостанции – «Маяк» (правда, многие жители республики смотрят российские каналы по спутниковому телевидению), доступ к Рунету для большинства жителей закрыт. Существует лишь одна газета на русском языке – «Нейтральный Туркменистан». Иногда передачи на русском языке вставляются в сетку государственного туркменского телевидения. Книги на русском практически не продаются. В стране действуют лишь 12 православных храмов (правда, государство освободило их от уплаты коммунальных услуг). Русские школы закрываются (на всю Туркмению есть лишь одна русская школа в Ашхабаде), количество русских классов в школах сокращено до 30 (рассчитанных примерно на 1000 школьников), к 2001 году полностью было ликвидировано высшее образование на русском языке. Образование в зарубежных вузах (в том числе и в российских) не признается на территории республики. Русские общественные организации запрещены, при приеме на работу русские подвергаются дискриминации, карьерный рост русских в Туркмении невозможен. Женщины не туркменки обязаны приходить на работу в национальных туркменских костюмах. В 2003 году президент Ниязов подписал указ о прекращении двойного гражданства между РФ и Туркменией, вследствие чего граждане, имевшие кроме туркменского еще и российское гражданство (в основном русские), должны были выбрать между отъездом из Туркмении или пребыванием в Туркмении на правах «неграждан» и отказом от российского гражданства. В результате в Туркмении возникло около 100 000 русских и русскоязычных неграждан. Существует мнение, что после того, как в своем выступлении от 18 марта 2014 года В.В. Путин объявил о приоритете интересов русского мира во внешней политике России, можно ожидать подвижек в отношении защиты Россией русской диаспоры Туркменистана. Между тем, официальный Ашхабад очень сдержанно отреагировал на события на Украине, фактически, отказавшись от комментариев и не желая поддержать ни одну из сторон. Приведем выдержку из заявления туркменского МИД: « … несмотря ни на какие провокации и инсинуации … Туркменистан, оставаясь верен основам добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества, полагаясь на статус постоянного нейтралитета, продолжит дружеские и плодотворные связи со всеми государствами».

Оппозиция. Оппозиция туркменскому режиму (как режиму Туркменбаши, так и его преемника) состоит из политиков и общественных деятелей в самой Туркмении и за ее пределами. Оппозиция в самой Туркмении была безжалостно подавлена в начале 2000-х, а ее лидеры – бывший глава правительства Шихмурадов, бывший глава Центробанка Оразов и бывший посол Туркмении в Турции Хапнамов обвинены в измене Родине и приговорены к пожизненному заключению (всего по этому делу осуждено более 60 человек). Неофициальной столицей уцелевшей части туркменской оппозиции является Москва. Здесь находятся те политические деятели, которые бежали из Туркмении в правление Туркменбаши (на всех лидеров политэмигрантов открыты на родине уголовные дела и их возвращение нереально). Среди них можно выделить бывшего министра иностранных дел Туркмении Кулиева, который основал в Москве фонд «Туркменистан», в 1997 преобразованный в движение ОДОТ (Объединенная демократическая оппозиция Туркменистана), бывшего вице-премьера Туркменистана, председателя общественно-политического движения «Ватан» Худайберды Оразова (движение носит национал-либеральный характер), а также главу Русской общины Туркменистана и главу Туркменской Хельсинской группы Анатолия Фомина (члены РОТ изгнаны из Туркмении в 2000 г.). В изгнании находятся две левые партии Туркмении – коммунистическая (входит в СКП-КПСС, лидер – Сердар Рахимов, в 2002 году осужден на 25 лет, находится в заключении в Туркмении) и социал-демократическая. Все партии едины в критике туркменского режима, требованиях освобождения политзаключенных, установления демократии в Туркмении и т.д. Однако их позиции по вопросу евразийской интеграции различаются. Коммунисты ориентируются на сближение с Россией и отмену визовых границ со странами Центральной Азии, а движение «Ватан» намерено сохранить нейтралитет, но наполнить его «новым содержанием». Заявлений других партий по этому вопросу нами не обнаружено, но в целом можно предположить, что левые ориентированы проевразийски, правые – прозападно или националистически. На события на Украине основные сайты туркменской оппозиции («Свободный Туркменистан», «Ватан») никак не отреагировали

Население и его отношение к евразийской интеграции. Точные цифры по населению Туркменистана и его мнению по тем или иным вопросам отсутствуют. Данные переписей засекречены, соцопросы не проводятся или полностью контролируются государством, так что результаты преподносятся в выгодном для властей свете. Тем не менее, по предположению международных организаций в Туркмении проживает более 5 миллионов человек. Официальный Ашхабад еще в 2001 году заявлял, что туркмены составляют 91% населения, узбеки – 3%, русские – 2%. Специалисты по демографии сомневаются в этих цифрах и считают, что численность туркмен в этом заявлении преувеличена, а русских преуменьшена. По оценкам независимых специалистов туркмены составляют около 78% населения современной Туркмении, узбеки – более 9%, русские – до 3% и казахи – около 3%. Городское население составляет более 48%. Средний возраст – около 25 лет (что говорит о демографическом взрыве среди коренного населения). В опросах ВЦИОМ об отношении к России, другим странам СНГ, Таможенному Союзу Туркмения не участвовала, судить о мнении туркмен по этому вопросу трудно. Однако русофобская политика режима должна была дать плоды: уже выросло поколение туркмен, которое плохо знает русский язык (как минимум не умеет на нем читать и писать и воспринимает его как разговорный язык нацменьшинства) и рассматривает Россию как иностранную державу враждебную к Туркмении – своей «бывшей колонии». Так что возможно, что количество людей, позитивно относящихся к евразийской интеграции, в Туркмении меньше, чем в других республиках Центральной Азии. С другой стороны, судя по высказываниям рядовых туркмен в социальных сетях и выкладываемым ими видеороликам, есть и те, кто воспринимает Россию положительно (хотя и критикует нынешнее ее руководство за равнодушие к проблеме русских в Туркмении) и на русском языке, во всяком случае в столице республики, говорят довольно сносно.

Выводы. При сохранении нынешнего режима в Туркмении евразийская интеграция с ее стороны практически нереальна. В случае прихода к власти оппозиции, особенно левого ее сегмента, ситуация может измениться в лучшую сторону, но только если не будет пройдена точка невозврата, когда Туркменистан выйдет из русскоязычного и русскокультурного евразийского пространства. Единственная возможность смягчения позиции официального Ашхабада по вопросам евразийской интеграции (особенно, военной) – это реальная исламистская угроза. Туркменистан не входит в ОДКБ и, предположительно, боеспособность его армии не очень высока, вместе с тем он граничит с Афганистаном, где с уходом американцев будут усиливаться талибы. Центральноазиатские исламисты с ненавистью относятся к постсоветским светским режимам, в том числе и туркменскому. В этом случае официальному Ашхабаду придется обратиться за помощью к России и Казахстану. Причем, первые сигналы такого рода уже были – совсем недавно имели место нападения талибов на туркменских пограничников.  

Источник: Отношение к евразийской интеграции в государствах Центральной Азии: аналитический доклад / Р.И. Мурзагалеев, Р.Р. Вахитов, Д.Г. Михайличенко. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. – 74 с.