vkontakte-e1380672743685    24183856_SA

Главная / Узбекистан

Узбекистан

2774_d471aaf415a84fe4ec892423befede13

    РЕСПУБЛИКА УЗБЕКИСТАН  

Форма правления. Узбекистан, как и большинство стран Центральной Азии – президентская республика с двухпалатным парламентом (Олий Мажлис), состоящим из Законодательной палаты и Сената. В состав Узбекистана входит суверенная республика Каракалпакстан.

Конституция республики, принятая в 1992 году, даруют президенту практически неограниченную власть (таким образом, Узбекистан – также суперпрезидентская республика). С 1991 года и до сих пор бессменным президентом Узбекистана является Ислам Каримов – бывший первый секретарь Компартии Узбекистана (ныне – Народно-демократической партии, находящейся у власти). Существует культ его личности (хотя и не такой одиозный, как в Туркмении при Туркменбаши). В СМИ звучат постоянные славословия в адрес президента, в учебных заведениях всех уровней изучаются его книги и биография. Официальной идеологией узбекского государства является узбекский национализм. Формально Узбекистан объявлен домом и для других народов, фактически все азиатские этносы (прежде всего, таджики) подвергаются активной узбекизации, численный состав русскоязычных в республике сокращается. «В качестве основных архетипов национального бытия и самосознания узбеков признаны «розилик» (согласие) и «тинчлик» (мир, спокойствие, гармония)», что исключает возможность реальной легальной оппозиции.

Официальная идеология Узбекистана рассматривает Россию как колониальную державу, а пребывание Узбекистана в составе СССР как «оккупацию». Особое внимание уделяется кампании по борьбе с коррупцией 1980-х гг., которая преподносится как геноцид узбеков, осуществленный имперским центром. (правда, в период потепления отношений с Россией, бывает смягчение идеологической позиции). В 1993 году узбекская письменность была переведена с кириллицы на латиницу, и теперь часть граждан не в состоянии даже прочесть узбекскую литературу советского периода.

В стране формально существуют оппозиционные партии, и они даже входят в парламент, фактически это системная оппозиция, партии входящие в нее могут критиковать друг друга, но не президента Каримова. Реальная оппозиция (прежде всего, партия «Эрк» и Исламское движение Узбекистана) разгромлена в 90-е годы, ее лидеры либо в эмиграции, либо в заключении. По утверждению узбекского диссидента М. Салиха, в тюрьмах Узбекистана находится около 20 000 политических преступников, в основном политизированных мусульман. Исламизм рассматривается режимом Каримова как одна из главных угроз и с ним ведется беспощадная борьба. При этом западные правозащитные организации постоянно упрекают Узбекистан в попрании свободы совести, прав человека и в применении пыток в тюрьмах. За внешними политическими институтами западного типа, как везде на Востоке, скрываются борющиеся кланы (общности по кровно-родовому или территориальному признаку). Среди специалистов нет единства в оценке количества кланов в Узбекистане: «Одни эксперты выделяют 5 кланов: самаркандский (самаркандско-бухарский), ташкентский, ферганский, хорезмский и кашкадарьинский. Другие насчитывают 10 кланов, выделяя бухарский клан отдельно от самаркандского, а ферганский клан деля на три группы – наманганскую, андижанскую и собственно ферганскую – и прибавляя сюда джизакский клан». Тем не менее, главных клана два – самаркандский (или точнее, самаркандско-бухарский) и ташкентский. Президент Каримов принадлежит к самаркандско-бухарскому клану и всю постсоветскую эпоху этот клан лидирует в Узбекистане, и его представители стоят на ключевых местах во власти и в бизнесе (другие кланы удовольствуются региональным лидерством и малозначительными постами в правительстве и парламенте). Борьбу непримиримой оппозиции против Каримова под лозунгами демократии и исламизма эксперты связывают с желанием ташкентского клана потеснить самаркандский.

Экономика. Основа режима, как и в прочих странах Центральной Азии, сырьевая экономика. Узбекистан обладает крупными запасами золота (добыча – около 80 тон ежегодно), меди, урановых руд (по добыче на 7 месте в мире), месторождения нефти и газа (ежегодная добыча газа — 60-70 млрд. м³). В аграрном секторе собирается хлопок. Имеется автозавод. Узбекистан экспортирует названную продукцию, выручая за это валюту и покупая на нее продовольственные и промышленные товары. Доля нефтегазового экспорта в общем экспорте республики – около 40 (причем, нефть и газ поставляются в основном в Китай, и таким образом, здесь Узбекистан не зависит от России, в отличие от Казахстана, поставляющего нефть и газ в страны ЕС через территорию России). Основные объекты индустрии (нефте-, газо-, урано-, золотодобывающие находятся в государственной собственности, доля приватизированных предприятий мала; в деревнях сохранились и даже разрослись коллективные хозяйства (колхозы)). Узбекистан – государство, переживающее демографический взрыв. В настоящее время в нем поживает около 30 миллионов человек, и каждый год население увеличивается примерно на 400 000 человек. Около половины населения – сельчане, большинство живут за чертой бедности. Поэтому Узбекистан – поставщик дешевых трудовых ресурсов в Казахстан, Россию, а благосостояние простых узбекистанцев во многом зависит от денежных переводов из России.            

Элиты  и  контрэлиты  и  их  отношение  к  евразийской  интеграции. Позиция властей Узбекистана по отношению ко всем направлениям евразийской интеграции в целом отрицательная (хотя президент Каримов любит поиграть на противоречиях между интересами США и России в центрально-азиатском регионе). Узбекистан был членом ОДКБ, но в 1999 году вышел из организации. В 2006 году, после охлаждения отношений с Западом, который обвинил ташкентские власти в жестоком подавлении выступлений оппозиции в Андиджане, Узбекистан снова вступил в ОДКБ, но опять покинул договор в 2012г. В 2008 году Узбекистан приостановил свое членство в ЕврАзЭС. Узбекистан не является членом Таможенного союза. Оставляют желать лучшего отношения Узбекистана не только с Россией, но и с соседними ему Киргизией, с которой у него были неоднократные вооруженные конфликты из-за спорных приграничных территорий и споры из-за водных ресурсов, и Таджикистаном в связи с его согласием на строительство на территории республики Россией Рогунской ГЭС. Официальный Ташкент не желает ни экономической, ни военной, ни, тем более, политической интеграции с бывшими советскими республиками, особенно под эгидой России. В области культуры он тоже все больше дистанцируется от России: российские телевидение и радио не вещают на территорию республики, русскоязычных печатных СМИ немного, русский язык в 1995 году утерял статус языка межнационального общения и с тех пор изучается в школах как иностранный 2 часа в неделю. Число русских школ падает, русская диаспора уменьшается. К концу 2000-х гг. в Узбекистане жило всего около 500 000 русских. По признаниям экспертов «дерусификация в Узбекистане зашла слишком далеко». Русским языком еще владеют представители старшего поколения, но молодежь, особенно сельская его не знает. Вместе с тем время приносит и новые веяния. Отношения с Западом у официального Ташкента охладели после событий в Андижане в 2005 году, когда по версии Ташкента силы безопасности Узбекистана расстреляли исламистских боевиков, а по версии Запада – мирную демонстрацию. США ввели против Узбекистана санкции, Узбекистан стал отдаляться от Запада и сближаться с Китаем. На некоторое время стихли и антироссийские настроения в заявлениях политической элиты республики. После событий на Украине в феврале 2014 г. МИД Узбекистана также отреагировал крайне сдержанно и нейтрально, не осудив действия России и лишь выразив озабоченность и призвав все стороны конфликта к переговорам. Очевидно, режим Каримова не сочувствует новым властям Украины, пришедшим к власти на волне народных волнений, да еще и поддерживаемых, а возможно и частично финансируемых Европой и США, поскольку Каримов опасается «Евромайдана» у себя в республике. Не случайно 27 января в Ташкенте 8 участников акции в поддержку Евромайдана, которые вышли на улицу с грузинскими и украинскими флагами, были арестованы работниками органов правопорядка. Демонстранты были приговорены к 15 суткам без права свиданий и крупным штрафам (до 2400 долларов США, что для Узбекистана очень большая сумма), что вызвало негативную реакцию в Киеве.

Оппозиция. Непримиримая узбекская оппозиция (представленная в основном эмигрантскими группами) подразделяется на демократическое и исламистское крыло. Один из лидеров демократической оппозиции – диссидент, подвергавшийся гонениям в советские времена, известный поэт и общественный деятель Мохамад Салих. В 1991 он как кандидат от национал-демократической партии «Эрк» конкурировал с Исламом Каримовым за пост президента Узбекистана, по официальным данным проиграл, набрав около 12%, по неофициальным – более 30% или даже одержал победу. После этого против активистов партии начались преследования, в 1993 году Салих был обвинен в государственной измене, осужден, но выпущен на свободу под давлением международного сообщества и эмигрировал в Турцию. При этом на родине партия «Эрк» все равно выбрала его своим лидером. Был обвинен официальным Ташкентом в 1999 г. в подготовке покушения на президента Каримова, по требованию Ташкента арестован в Праге в 2001 году, но не экстрагирован в Узбекистан, так как чешский суд признал обвинения политизированными. В 2009 году за рубежом учредил коалицию оппозиционных сил Узбекистана «Союз 13 мая», куда вошли партия ЭРК, организации «Андижан: Справедливость и Возрождение» и «Таянч (Опора)». В 2011 году «Союз 13 мая» был преобразован в Народное Движение Узбекистана, к которому присоединились умеренные исламские демократы. Лидером этого движения является Салих. Судя по его заявлениям, он разочарован поддержкой со стороны России «диктаторского режима Каримова», тем не менее, он остается сторонником экономической евразийской интеграции Узбекистана. Как он заявлял в 2012 году, если демократическая оппозиция придет к власти: «В лице РУз регион приобретёт главного инициатора экономической интеграции СНГ … Центральноазиатские государства будут иметь подлинного брата в лице Узбекистана, a Россия будет иметь в самом сердце Центрально-азиатского бассейна друга, слово которого не расходится с делом». Исламистская оппозиция представлена исламским движением Туркестана (ИДТ) (бывшим исламским движением Узбекистана (ИДУ)) и другими более мелкими группами. ИДУ возникло в 1996 году в результате слияния нескольких исламистских организаций, запрещенных в Узбекистане.             Долгое время лидером был Тахир Юлдашев (умер в 2009-2010 г.г.). В настоящее время возглавляется Усманом Гази. ИДУ-ИДТ пыталось вооруженным путем свергнуть светские режимы в Узбекистане, Киргизии (Баткенские события 1999 года) и Таджикистане (участвовали в гражданской войне на стороне объединенной таджикской оппозиции), участвовало в войне в Афганистане на стороне талибов, в настоящее время штаб-квартира размещается в Пакистане. Признается террористической организацией в США, России, странах Центральной Азии. Выступает за создание на территории Ферганской долины исламского государства. Преследования мусульман в Узбекистане режим Каримова оправдывает борьбой с подпольными организациями ИДУ-ИДТ. Крайне враждебно относится к России, в случае прихода ИДУ-ИДТ к власти в Узбекистане можно будет говорить не только о срыве евразийской интеграции, но и погружении всей Центральной Азии в хаос гражданской войны.

Население и его отношение к евразийской интеграции. Население Узбекистана составляет около 30 миллионов человек (по данным 2013 года). Более 80% – узбеки, около 5% – русские, 4,5% – таджики, 2,5% – казахи, 2% - каркалпаки, 1% - киргизы. В городах проживает 51, 1% населения. Средний возраст населения – 26, 2 года. Несмотря на то, что политическое руководство Узбекистана настроено резко негативно по отношению к Москве и ее интеграционным инициативам на евразийском пространстве (ЕврАзЭС и ТС), население республики лидирует среди стран бывшего СССР по поддержке этих инициатив и по стремлению к союзу с Россией. Согласно опросу «Института евразийских исследований» в 2005-2006 гг. 86, 9% граждан Узбекистана выступали за более тесные политические отношения этой республики с РФ (и лишь 2,3% за укрепление политических отношений с США и ЕС), за более тесные экономические отношения с Россией высказались 83,9%, наконец, 88, 3% заявили, что Узбекистану нужно укреплять военное сотрудничество с Россией и 73, 6% видели Узбекистан членом ЕврАзЭС. Согласно опросу Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (2013 г.) около 77% жителей Узбекистана положительно отнеслись к Таможенному Союзу и хотели бы вступления в этот союз Узбекистана.

Выводы. Политическая элита Узбекистана настроена к евразийской интеграции наиболее негативно среди всех режимов Центральной Азии (возможно, за исключением туркменского). Примерно то же самое можно сказать и об оппозиции, даже невзирая на ее сегодняшние дружественные заверения. Контрастом этому выглядит комплементарное, позитивное отношение к России и к евразийской интеграции подавляющего большинства населения Узбекистана. Точку зрения элит могут изменить только растущая исламистская угроза, в борьбе с которой Узбекистан может обратиться к ОДКБ и охлаждение отношений с Западом, который обвиняет узбекское руководство в нарушениях прав человека и принципа свободы слова.  

Источник: Отношение к евразийской интеграции в государствах Центральной Азии: аналитический доклад / Р.И. Мурзагалеев, Р.Р. Вахитов, Д.Г. Михайличенко. - Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. – 74 с.